Наборы
Анонсы
Галерея
Работы игроков
Новости
Литература
Межзвёздная сеть
Бонусы
Демо-версия
Тестирование

Ссылки:

Великая Отечественная

Наша кнопка:

Битва за Сибирь

Боги войны торжествовали.

Эброн превратился в бурлящий котел, раскаляемый на огне непрекращающихся боев. Корпуса «Один» и «Аид» стойко держались, но равновесие, возникшее в противостоянии, ежедневно оплачивалось сотнями жизней.

Атлантис - чистейший и красивейший из колонизированных миров превратился в перевалочный пункт. Мягкую тишину планеты, ранее нарушаемую лишь шорохом прибоя, разорвали моторы тяжелых транспортеров, валом шедших по дорогам. Кристальный воздух грубо расчерчивался полосами жаркого марева, исходящего из турбин десантных кораблей. Постоянный поток из оружия, людей, техники и еще оружия шел к порталам на Эброн, готовый быть брошенным в горнило войны.

С Флоры и Сокара уже давно не поступало никаких вестей, и слухи о том что них творилось ходили самые мрачные. А удавшийся прорыв на Валорию был осуществлен такой горькой ценой, что его с трудом можно было назвать хоть каким-то достижением.

Под угрозой оказались даже миры Первой Волны освоения.

Уже отгремели первые взрывы на Олимпе, уже были перерезаны автоматными очередями ночи Радиса. На самой Земле еще не успела остыть кровь, пролитая коварным и неведомо откуда взявшимся ударом.

Направление следующего удара было определено. Могучий и самоуверенный враг тянул стальные когти к богатой ресурсами Сибири. На белоснежные просторы планеты вступали форсеры из 7-й Фронтовой бригады «Демон» и 19-й Фронтовой бригады «Дракон». Рвалась в сражения 2-ая отдельная ударно-тактическая бригада Эпицентра Ярости. Грели дюзы прыжковых двигателей первые штурмовые звенья, оружие которых могло обращать в развалины целые здания. Уже лязгали гигантскими клешнями «Звери» - чудовищные биомашины форсеров. Сила и ярость, которую обычный человек с трудом мог даже представить, очень скоро должна была лавиной обрушиться на защитников холодной планеты.



Осада Снежногорска

Авангардные силы «Дракона» теснили спешно переброшенные с Земли части человеческой армии. Форсерами был расчищен обширный плацдарм вокруг порталов, откуда строй за строем продолжали выходить тактические бригады закованных в химерин воинов.

Фронт медленно подбирался к столице Сибири - городу Снежногорск.

Но дух людей не был подорван. Катастрофа «Ареса» на Эброне не смогла опрокинуть человечество в бездну скорби и отчаяния, но лишь заставила крепче стиснуть зубы и тверже сжать кулаки.

Жители Сибири, за десятилетия упорного труда привыкшие собственными руками ковать благополучие родной планеты, покинули цеха и заводы, чтобы взять в руки оружие. Корпус «Сибирь», насчитывающий 14 полных полков встал на пути угрозы, готовый уничтожить врага или до последнего упасть в снег, плавящийся от крови и плазмы.

Враг не заставил себя долго ждать. Форсеры ударили сразу по нескольким направлениям, пытаясь проломить центра обороны, охватить фланги, окружить людей и отрезать их от портала на Землю. Но самого начала наступление пошло вразрез со всем планами. Тандем «Демона» и «Дракона», в течение первых дней продвинувшийся от захваченных порталов на значительное расстояние, не смог сходу продавить сопротивление обороняющегося корпуса. Вновь люди вцепились в землю так, как не мог даже допустить любой из стратегов атакующих фронтовых бригад. Каждый холм становился бастионом, любой самый мелкий городок – крепостью, и отовсюду в лицо наступавшим бил раскаленный град очередей.

Редко, но яростно подавала голос корпусная артиллерия, от чьих снарядов химерин, прочность которого обросла немыслимыми легендами, защищал не лучше, чем бумага от раскаленной кочерги.

В то же время, в испытание огнем были направлены десантные корабли. С самых первых дней, они зарекомендовали себя как бич путей снабжения наступающего противника. А мощные пулеметы, установленные на них, мгновенно отучили форсеров безбоязненно стоять под обстрелом в полный рост.

За то время, пока командование фронтовых бригад осознало глубину опасности, наступающие части дважды оставались без всякого снабжения.

Самый горький урок они получили, когда особенно вырвавшаяся вперед и потерявшая связь с тылами боевая бригада была уничтожена всего за час боя. По оценкам земных аналитиков это был первый случай с начала войны, когда потери форсеров сравнялись с потерями человеческих войск.

Чтобы оградить себя от болезненных уколов во фланги, основным силам «Демона» пришлось прекратить наступление и переключиться на охрану коммуникаций. Причем чем дальше продвигались наступающие части, тем больше бойцов 7й Фронтовой оказывались вне боя, вынужденные сутками не расставаться с оружием и постоянно ожидать, что из-за ближайшего холма вылетит десантный корабль.

Спустя какое-то время «Дракон» атаковал уже почти без поддержки.

Поняв, что сил пробиться к порталу на Землю попросту нет, форсеры обратили свой взгляд на столицу непокорной планеты. Фронт резко выгнулся в дугу, стягивающуюся вокруг Снежногорска.

Трижды «Дракон» шел на приступ линий обороны, трижды на защитников Сибири накатывалась волна плазменных разрядов и нечеловеческой ненависти. И трижды они стеной вставали на пути захватчиков, кровью и жизнями оплачивая каждую отбитую атаку.

На четвертый раз врагу все же удалось пробить оборону «Сибири». Раскаленные иглы вонзились в линии защитников сразу в нескольких местах, и через проколотые дыры захватчики устремились к Снежногорску.

Однако ни один пройденный километр им не дался без крови. Два батальона 11го Полка погибли почти целиком, но смогли нанести атакующей тактической бригаде такие потери, что о продолжении наступления для нее не могло идти и речи.

Азов, красивейший город Сибири был стерт с лица планеты, обращен в прах и тлен со всем защитниками. Но в нем осталась лежать вся 23я Боевая 1й Тактической бригады «Демона», последнее подразделение 7ой Фронтовой, принимающее участие в битве.

Когда бои закипели уже на окраинах самого Снежногорска, особым подвигом отметилась одна из рот 1-го полка. После смерти капитана, командование на себя принял лейтенант Дмитрий Михайлов.

«Не все мы родились на этой планете, - говорил он, - Но я знаю, что каждый из нас готов положить здесь свою жизнь! Не просто за родной мир, но за все человечество! Пусть взрывами плазменных разрядов форсеры уже вырыли нам могилы в земле – мы не займем в них место добровольно! Мы крепче сожмем оружие в руках, и станем убивать их! Убивать без сожаления, без жалости! До последнего!»

Участок обороны роты превратился в сплошное море огня. В начавшемся штурме на каждый выстрел форсеровской пушки отвечали по пять рельсовых орудий.

Трудно вообразить шок форсеров, привыкших к неуязвимости перед обычным людским оружием, когда сообщения о потерях в боевых звеньях стали поступать одно за одним. Когда прошитые десятком снарядов начали оседать в снег могучие «Звери».

В тот день ни один форсер так и не ступил на улицы Снежногорска. Позже, Арсен Триер, высший маршал-координатор и командующий корпусом «Терра», назвал рельсовый ускоритель лучшим, после веры в Единого, оружием человечества.

Именно маленькая победа лейтенанта Михайлова повлияла на ход всей битвы за Сибирь. Небольшой провал, образовавшийся во фронте атакующих, стал разрастаться. Лишившиеся прикрытия части не могли больше продолжать наступления и звеньями цепи останавливали вместе с собой другие боевые и тактические бригады.

Враг завяз. «Дракон» вонзил свои когти в плоть обороны, но не смог их вытащить для повторного удара.

В тот решающий час «Сибирь» нанесла контрудар по всему фронту. Собрав все оставшиеся силы, которых по прикидкам форсеров просто не должно было остаться, весь корпус поднялся в решительную атаку.

И боевая машина форсеров дала сбой. Снежногорская дуга прогнулась в обратную сторону, а через несколько дней замкнулась в смертельное кольцо. Три четверти 19й фронтовой оказались окружены. Сражение, в котором перестало быть ясным, кто обороняется, а кто наступает, запылало на долгие тринадцать дней и ночей.

Одновременно с этим во фланг «Демона» тысячетонным молотом ударил прибывший с Земли корпус «Терра» и присоединенный к нему 2ой полк корпуса «Один», не дав ему даже помыслить о прорыве смертельного кольца вокруг «Дракона».

В тылу же захлебнувшегося врага была проведена блестящая десантная операция. Два батальона «Терры», погруженные на десантно-штурмовые корабли как гром с неба рухнули на базу, возникшую вокруг портала на Демон.

Форсеры, совсем недавно завидовавшие своим товарищам, бьющимся и умирающим за Стальной Кодекс и описанные в нем идеалы, сами оказались в самом сердце боя. Они смело дрались, отвагой не уступая самым верным защитникам Земли, а в ненависти и злобе превосходя их в тысячи раз. Но внезапность, продуманная тактика и непоколебимая вера в Единого сделали свое дело: несмотря на все свое ожесточение, форсеры были разбиты. По приказу командования, остатки засевшей на базе бригады отступили за портал, после чего тот был захлопнут.

Судьба сражения была предрешена.



Победа сейчас, война завтра.

Гибнущий «Дракон» дрался с невероятным остервенением, хотя прекрасно осознавал свою учесть. Их положение окончательно усугублялось тем, что прибывшие с Земли силы, были вооружены не только верой и решимостью. В их автоматы были заряжены снаряды динамического повреждения – оружие, разработанное специально для разрушения брони форсеров и в строжайшей тайне прошедшее испытание на Эброне.

К концу одиннадцатого дня боя, ситуация для форсеров из бедственной превратилась в безвыходную. Но ни один боец из попавших в окружение частей 19й фронтовой не сдался и не попал в руки людей живым. Последний из них пал, когда над Сибирью восходило солнце первого дня весны.

Безвозвратно потерявшая почти треть своей численности, побитая и униженная 7я фронтовая бригада через портал отступила на неприветливую поверхность Дракона. «Демон» был изгнан, «Дракон» - пал.

Битва за снежную планету окончилась победой человечества. На Сибири враг потерпел не просто поражение. Миф о непобедимости форсеров был разбит, раскрошен снарядами динамического повреждения, пережжен в пепел и развеян по ветру. А ценность захваченного материала для исследования невозможно переоценить и по сей день.

За проявленный героизм, за беспримерную отвагу и самоотверженность соединениям, бившимся на морозной планете, было присвоено особое звание Гвардейских корпусов. Именно после битвы за Сибирь, людей, вступивших в корпуса, стали называть не просто солдатами, а десантом – первыми, идущими в битву.

Позже, почувствовавшее свою истинную силу человечество само перейдет в наступление. Позже, когда разрушенный и отстроенный Гефест превратиться в гигантский мир-кузницу, с конвейеров которого сойдут сотни танков, огонь запылает уже на Сложных Мирах - месте, считавшимся недоступным для людей.

Гораздо позже будет раскрыта тайна генокода форсеров и всплывет порядком позабытая история проекта «Химера».

Но все это будет потом. А пока – война.

назад
Почта
Где купить ?
Форум
Яндекс цитирования
© 2007-2019 ООО Звезда :: Разработка -
www.origamisites.ru