Наборы
Анонсы
Галерея
Работы игроков
Новости
Литература
Межзвёздная сеть
Бонусы
Демо-версия
Тестирование

Ссылки:

Великая Отечественная

Наша кнопка:

Герой

Визгливые очереди армейских автоматов наполняли коридоры неприятным для уха высокочастотным эхом. Глухим басом им отвечали рельсовые бластеры повстанцев. Оборона крепости Культа Отчаяния гибла быстро и бесславно.

На некоторое время наметилась тенденция к перелому хода событий, когда командование принял на себя не кто-то, а лично Льюис Ван Декен.

Он был личностью на сколько известной, на столько же и одиозной. Ненавидимый большей частью человечества и являющийся кумиром для оставшейся части. Не трудно представить, к какой из этих частей принадлежали защитники крепости.

Кроме того, он был одним из Братьев Гибели, что ставило его в глазах последователей Культа чуть ли не в один ряд с богом и сатаной, между которыми те часто ставили знак равенства.

Книга Отчаяния говорила, что погрязшее во мрази и постоянном самоуничтожении человечество заслуживает только одного – бесконечной войны. Войны всех со всеми, из которой оно либо выйдет очищенным, либо, что было гораздо вероятнее, окончательно истребит само себя и очистит тем самым Землю. Двенадцать из своих двадцати семи лет Льюис ускорял этот процесс с достойным упорством.

В этот день он дрался особенно отчаянно. Со своими самыми верными людьми он бросался на самые горячие участки и даже смог задержать продвижение солдат Коалиции, заставив их обливаться кровью за каждый пройденный шаг. Когда же все его люди погибли, а в его бластере закончились боеприпасы, он схватил автомат убитого солдата и стал биться с противником его же оружием. Если бы он не был врагом Коалиции, то его действия можно было бы назвать героическими.

На много этажей ниже, в небольшом кабинете, всю мебель которого составляли панель с экранами наблюдения и стол с голографической клавиатурой и плоским листком-монитором, на происходящее смотрел Франклин Ван Декен.

Спустя несколько минут он отвернулся от висевших на стене экранов и опустился в кресло.

Неужели конец? Если мыслить разумно – как Франклин и привык, - то объективно нет. Организация Культа Отчаяния – система хорошо налаженная. Под ее мрачные знамена собирались отборные ублюдки и психопаты со всего Земного шара. И вряд ли в ближайшее время поток тех, для кого дело уничтожения рода человеческого – забавы, наживы или даже идеи ради, - иссякнет. Так что давить ее буду еще очень и очень долго.

Но для Братьев Гибели и персонально для него, Франклина Ван Декена, да, это был конец.

Он был мозговым центром Братьев, да пожалуй и всего Культа, на протяжении многих лет. За бесчисленные теракты, которые он с филигранной точностью спланировал и организовал, и то несметное количество жизней, которое они унесли, он заслуженно был прозван Террористом Номер Один. Его младший брат Льюис, был бессменным лидером боевой ячейки Культа и безрассудно прыгал в любое пекло, до сегодняшнего дня всегда выходя живым. Часто – лишь по нелепой случайности.

Однако сейчас, когда Льюис был убит пулями армейских автоматов, Франклин остался последним из тех, кто некогда объявил себя Братьями Гибели. И срок его сокращался с каждым повстанцем, падающим под огнем солдат генерала Романова.

Пометка «взять живым» давно исчезла с первой страницы его дела. Так что рассчитывать, что он проживет еще хотя бы секунду, после того как солдаты ворвутся в его кабинет, было бессмысленно.

Ван Декен снял с головы и положил на стол узкополую шляпу, бывшую его фирменным знаком все эти годы. Прикоснулся к сенсору, и из стола послушно выехал ящик. Онемевшей рукой вытащил из него рельсовый пистолет, приставил его к виску, крепко зажмурился и спустил курок.

Спустя пару секунд Фарнклин Ван Декен открыл глаза. Шальным взглядом посмотрел на щелкнувшее вхолостую оружие.

Потом снова потянулся к ящику и вынул из него батарею и обойму с рельсовыми боеприпасами. Звук оживающего оружия неожиданно привел его в чувства.

Сдерживая дрожь в руках, Ван Декен положил пистолет на стол.

Да что ж это я делаю, в ужасе подумал он.

Он столько лет водил за нос разведки всего мира, а теперь вот так просто преподнесет им себя в подарок?! Нет уж. Не дождетесь. Вы еще помянете Первого Террориста.

Его же пытались взять множество раз, но он дожил и до этого дня. И теперь планировал жить и дальше. А еще он будет мстить. За всех своих соратников, некогда образовавших Братьев Гибели, и теперь мертвых. Может даже за этого идиота Льюиса. Коалиция содрогнется от его мести.

Ван Декен отключил экраны на стене и сгорбился в кресле. Ему требовалось подумать. Такой тяжелой ситуации, как сейчас, он припомнить не мог.

Уходить запасными путями – сто процентов попасть на теплый прием. Судя по тому, как быстро и качественно коалиционная армия расковыряла хорошо замаскированную линию обороны крепости, разведка у романовских войск сработала блестяще.

Идти вентиляцией – тоже сущее самоубийство. Романов не стеснялся нервно-паралитических газов, в особенности в отношении так называемых террористов. В чем-то последний из Братьев Гибели с ним даже был солидарен: изображать гурмана в выборе средств – выпендреж, чреватый ускользанием цели.

О спрятанном в пещерах крепости авиа-транспорте лучше было вообще не думать. Наверняка половина военных спутников сейчас направлена сюда. А уж ракета с именем Первого Террориста, написанным большими буквами вдоль корпуса, всегда найдется.

Но ничего. Если есть в тщательно спланированном штурме крепости хоть одна дыра, то он ей воспользуется. На его памяти только он, Франклин Ван Декен, придумывал идеальные планы.

Его пальцы выстукивали по столу неритмичную дробь. Дуболомы из коалиционной армии наверняка допустят ошибку. Либо кто-то из уцелевших повстанцев решит повторить подвиги Льюиса и натворит дел, от которых сильно и надолго забудут даже о Террористе Номер Один.

Одним словом ему нужно было время - хоть немного.

Ван Декен активировал компьютер и залез в программу управления системами крепости. Судя по кишевшим в ней вирусам, армейские хакеры тоже потрудились на славу. И продолжали трудиться.

Несколько минут ушло на выяснение, какие из элементов программы хотя бы относительно живы. Небольшой сегмент управления дверьми потайного хода, которые располагались в кабинете Ван Декена, к счастью оставался работоспособным. Причем не из-за какой-то особо хитрой системы защиты. Он скорее всего еще не был разобран на единицы и нолики только потому, что ему не придали важности или просто не заметили.

Ход вел на нижние этажи. Далеко не самый худший вариант из возможных: еще дальше от вожделенного выхода, но играть в кошки-мышки на многоуровневых подвалах крепости можно было чуть ли не до бесконечности.

Дверь в кабинет отворилась в тот самый момент, когда в пароле на открытие хода осталось два незаполненных символа.

Ван Декен похолодел и медленно поднял руки. Сначала он увидел ствол армейского автомата. Потом – капитанские звездочки на рукаве. Следом – безликую смотровую щель на черепообазном шлеме. Великим напряжением воли он заставил себя устоять на разом ослабевших ногах.

Но вошедшему удалось его удивить.

- Привет, Фрэнки, - произнес он, - не думал, что мы снова встретимся. Причем именно так.

Капитан, не опуская ствола, отомкнул забрало и снял шлем. Увидев его лицо, Первый Террорист позволил себе выдохнуть.

- «Козырной Туз» Кайне, - он подавил нервную улыбку облегчения, без проса лезущую на лицо, - Тебя ведь так теперь называют?

Он поколебался.

- Боюсь соврать, но я кажется даже рад тебя видеть.

Ван Декен опустил руки, но глаза его продолжали бегать.

- Правильно ли я понимаю, что рано радуюсь? Судя по тому, как ты со своими орлами прикончил Льюиса, настроен ты серьезно. А ведь ты был знаком с ним даже дольше чем со мной.

Капитан коалиционной армии помолчал.

- Мне жаль твоего младшего брата.

Ван Декен хохотнул.

- Льюис был сумасшедшим головорезом, выживающим только за счет нечеловеческой удачи. Удивляюсь, что он протянул так долго. Может быть ближе к делу?

- Я пришел за тобой, - серьезно сказал солдат, - И у меня весьма четкие приказы по поводу твоего уничтожения.

- Тогда что же ты не стреляешь?

- Не знаю! – Кайне зло сплюнул.

Взгляд Ван Декена перескакивал с глаз капитана на автомат. С ним разговаривали, а значит не собирались убивать сейчас же.

- Фрэнки! - с неожиданными нотками в голосе начал капитан, - Ответь, почему ты не ушел, как я, когда была такая возможность? Почему остался в Культе?! Ты же пострадал из-за Войны не меньше остальных, и прекрасно знаешь, что она не очищает. Она лишь коптит и вымазывает в крови!

- Я делаю то, что считаю правильным, - первый террорист с замирающим сердцем следил, как опускается ствол.

- Только не говори, - скривился Кайне, - что ты веришь в Книгу Отчаяния! Большей ереси выдумать тяжело, клянусь Единым.

- А ты, как я погляжу, веришь в другую ересь, – заметил Ван Декен.

Капитан устало вздохнул.

- Льюис, кем мы были? Мелкими бандитами, поднявшимися на волне полной анархии. Если бы не Война, мы так и продолжали подсовывать детям наркотики. А потом, когда пылала уже вся Земля? Помнишь то безумие, что мы устраивали, когда были моложе?! Газовая камера – самое легкое, что нас ожидало! Романов дал нам шанс. И пойди ты вместе со мной, тебе бы все сошло с рук, так же как сошло мне. Мы бы были героями!

Франклин рассмеялся. Громко, запрокидывая голову.

- Козырь, ты - может и герой. Я же – легенда!

На скулах солдата Коалиции заиграли желваки.

- Я смотрю, ты тверд в своих убеждениях. Видимо, нам не о чем говорить.

Вид снова поднимающегося ствола резко вернул Ван Декена к реальности. Он нервно сглотнул.

- Не стреляй.

Капитан армии Романова не ответил.

- Мы же друзья, Козырь!

Лицо Кайне исказилось гримасой горечи и отвращения к себе. Внутри героя Коалиции и живого эталона для солдат армии Романова шла ощутимая борьба. И заканчивалась она явно не в пользу долга и чести.

Автомат был перещелкнут на предохранитель.

- У тебя есть пятнадцать минут, - Кайне с трудом произносил слова, - Ровно столько понадобится моим молодцам чтобы добить остатки твоих людей и ворваться сюда. Они-то исполнят приказ точно.

Не глядя Ван Декену в глаза, Кайне направился к двери.

- Мы больше не встретимся, - не поворачиваясь, произнес он, - Прощай, Фрэнки.

Последний из Братьев Гибели смотрел ему в спину. Дверь медленно отворилась. Кайне сделал шаг в коридор, из которого еще доносились отзвуки выстрелов. Визгливые нотки стали гораздо ближе, глухие удары – сильно реже.

Взгляд Ван Декена быстро переметнулся на стол, на котором продолжал лежать тупорылый пистолет.

Тысячи были убиты по приказу Первого Террориста, десятки тысяч отправились на встречу со своим новоявленным Единым по разработанным им планам. Но ни одного он не убил собственными руками. Человек, повернувшийся к нему спиной, был его другом. Те, за кого тот воевал – врагом.

- Прощай, Козырь.

Все когда-то происходит в первый раз.

Пистолет в руках Ван Декена выплюнул слепящую цветную вспышку, сопровождаемую невероятно громким для его размеров глухим хлопком.

Капитан Кайне вскрикнул и упал.

Мертвое тело обожаемого командира задержит солдат еще на несколько минут, а уж способность к осмысленными действиям они потеряют стопроцентно. Если высшая сила и давала Ван Декену шанс, то вот он.

Поколебавшись, оставить ли пистолет себе или заново положить его на стол, Ван Декен, к собственному удивлению, сунул его во внутренний карман.

После этого его пальцы ввели на клавиатуре два последних символа. Из панели с экранами выдвинулся один блок, образовывая узкую щель в стене.

Франклин открыл другой ящик и достал внешний блок памяти, на котором хранились особо ценные данные и планы. С первого раза он не заработал, и пришлось перезапускать систему. За время, пока Ван Декен перекачивал с него информацию на записывающий кристалл, в блок пробрались вирусы, так что под конец он соображал весьма неохотно.

По окончании записи кристалл был уложен в небольшой пластиковый бокс, в котором в отдельных ячейках хранились еще с десяток его близнецов. В него же он сунул несколько сложенных пленок с документами. Щелкнули замочки бокса, после чего тот был убран в другой внутренний карман.

Ван Декен последний раз окинул взглядом кабинет и решительно пошел к проходу. Не дойдя до него пары шагов, остановился и, тихо выругавшись, вернулся к столу, взял шляпу и направился обратно.

Резко бьющая по ушам высокочастотная очередь заставила его вздрогнуть. Боли он не почувствовал. Что-то сильно толкнуло его в бедро, а в кожу как будто впились несколько комариных хоботков. Следом накатила необъяснимая слабость.

Ван Декен повалился на пол, чуть ли ни зубами цепляясь за стену, оставляя ногти в ее краске. Шляпа вывалилась из его пальцев и покатилась по полу. Задев ножку стола, закрутилась как волчок.

Ван Декен попытался подняться, но не понял, почему он не может шевелить ногами. И лишь увидев растекающуюся красную лужу, осознал, что произошло.

- Романова следует отблагодарить, - голос Кайне был хриплым и злобным, - Хотя бы за то, что он не поскупился на броню, которая все-таки не пробивается из легкой версии бластера.

Ван Декен попытался закричать, но из горла у него вырвался лишь хриплый стон.

- Больно, наверно? – с трудом поднимающийся на ноги Кайне густо сплюнул кровью, - Мне тоже. Но тебе я помогу.

Ван Декен увидел яркую вспышку. Звука услышать не успел.

- Мы ведь друзья, - оскалился «Козырь» Кайне.

Перестав крутиться, шляпа осела на пол.

назад
Почта
Где купить ?
Форум
Яндекс цитирования
© 2007-2019 ООО Звезда :: Разработка -
www.origamisites.ru